Сегодня: 22.09.2020,
Вторник
Свободной дороги, Гражданин!
Войти Регистрация
Главная Карта Сайта RSS
Навигация


Форма входа


Облако тегов

Мыши на Земле


Друзья сайта









Мирчар на полочке


Статистика




Онлайн всего: 2
Граждан: 2
Мышей: 0


Главная » Фэнское » Фанфикшн » Все фики » Фики by Гайка
 
 
Дисклаймер:
Рейтинг:
Описание:

Простая история

Гайка и Энджи

Простая история


Гайка & Энджи


Солнце садилось за горизонт, заливая пустыню багровыми отблесками. Тени от
скал ложились на землю черными полосами. От одного из каменных обломков неслышно
отделился тонкий силуэт и, крадучись, скрылся в одной из пещер. Едва заметные
следы тут же занесло песком. Словно никого и не было.


Почти сразу за входом начинался длинный извилистый коридор. Пройдя по нему,
мышка оказалась в небольшом зале. Кроме нее, там находилось еще двое. Молодой
мышонок со светло-серой шерстью и полосатой шевелюрой и взрослый мыш с темно-рыжим,
почти коричневым мехом. Все трое были одеты в стандартную форму Борцов за Свободу.
Серый мышик обернулся на звук шагов, рука рефлекторно потянулась к лазеру. Другой
только устало приподнял голову.


- Что там, Искра? – голос был тихим и хриплым.


- Ничего хорошего, - мышка чуть не запустила шлемом в стену, - И откуда их
столько взялось-то? Будто знали, что мы тут будем!


- А может действительно знали?


- Да Деймос их разберет! В общем, если уходить самим, то можно рискнуть. Но
Энергоблок нам с собой не взять.


- Но и оставлять его здесь тоже нельзя, - рыжий на секунду прикрыл глаза, -
Нужно что-то придумать. Вернее, идея есть, но это самоубийство. А я…


Он умолк, отвернулся. Искра знала, о чем он думает. Но как ему объяснить, что
он не виноват в том, что случилось? Изначально забирать Энергоблок отправились
вообще-то Стокер, Дейв и Флейм. А они с Огоньком просто увязались следом без
спроса…


*****


Искру с детства считали слегка ненормальной. А она и не сильно отпиралась от
этого. Мать она помнила смутно, отца не помнила вообще. Ее воспитывал дедушка.
Старший брат – Кольт, служил в армии и дома практически не появлялся. А потом
и появляться стало негде: очередной налет крыс и плутаркийцев превратил поселок
в руины. Выжили лишь немногие. Кольт в буквальном смысле слова вытащил Искру
из-под обломков, и забрал с собой. Сержант Скаббард устроил мышу капитальный
разнос и в приказном порядке велел отправить мышку в монастырь, к остальным
детям. Однако приказ выполнен не был. Отряд был вынужден отступить на одну из
запасных баз, и про Искру просто забыли. А потом к ней привыкли . Малышка огненной
молнией носилась по всему зданию, разнося поручения и необходимые мелочи со
склада, помогала в санчасти и на кухне. Ее уже считали практически за «свою»,
когда произошел знаменитый раскол. Устав препираться с начальством, Кольт попросту
ушел. И увел за собой тех, кто считал, что Свободу можно защищать и без тысячи
и одной иголки армейской дисциплины. Скаббард пообещал отдать их под трибунал,
на что ему ответили, что «если больше нечем заняться, то, пожалуйста, хоть сейчас».
Искра, естественно, последовала за братом. Их приняли в отряд Борцов за Свободу,
к тем, кто защищал Марс по велению сердца, а не по приказу. Там они и познакомились
с тремя неразлучными друзьями-байкерами: Модо, Дросселем и Винсентом. Вернее,
приняли-то как раз Кольта, а Искру отдали под опеку Харли, с указанием «не отсвечивать».
Потом появился Огонек, племянник Модо. Прикольный парень, Искре он понравился
сразу, несмотря на два года разницы в ее пользу. Над ними любили подшучивать:
«Искра и Огонек», «Смотрите, не спалите друг друга» и подобными двусмысленными
фразочками… Серый мышонок всегда был для нее просто другом, хоть и очень близким.
У них было очень много общего, схожие характеры, да и понимали они друг друга
с полуслова. Однако сердце огненно-рыжей мышки было занято. Там безраздельно
царствовал ОН. Командир Борцов за Свободу, лучший гонщик по эту сторону кольца
астероидов, бесстрашный воин и истинный рыцарь. И самый старший из всех. Стокер.
Даже само имя было дорого для Искры. Она была готова отдать за него жизнь. Однако,
к ее огорчению, кумир не обращал на нее никакого внимания. Ну, или практически
никакого. Ему и так хватало дел и проблем выше ушей. К тому же, ему нравилась
Харли, медик-механик, светленькая мышка с голубыми глазами. «Она же действительно
красивая», мрачно размышляла Искра, глядя в зеркало. Оно честно отражало огненно-рыжий
мех, золотисто-каштановые волосы и карие глаза. «Ну и ладно. Если он не хочет
видеть во мне девушку, достойную внимания, не надо. Пусть он тогда увидит воина,
достойного уважения!» А слов на ветер Искра не бросала никогда…


И она практически добилась своего. Гоняла на своем байке как ветер, научилась
драться так, что с ней старались не связываться, снайперски стреляла из лазера.
Ей даже поручали самостоятельные задания. Кстати, Огонька она старалась брать
с собой. Парень вырос уже, 16 лет все-таки, а с ним обращаются как с маленьким.
Один раз Искра даже крупно поругалась по этому поводу с Модо. Здоровяк пал жертвой
собственной воспитанности, и победа осталась за девушкой. И только Стокер по-прежнему
ее не замечал. Он относился к ней как к члену отряда Борцов за Свободу, хвалил
за успехи, периодически ругал их с Винни на пару, за излишнюю самостоятельность
и лихачество. Кстати, этот белошерстный Казанова первым обратил внимание на
Искру, как на девушку. Но был торжественно послан подальше. Ну не он был нужен
рыжей мышке, совсем не он…


Но вот, наконец, наступил тот злополучный день, когда Стокер собрался за Энергоблоком.
Вернее, за одним из трех. Один уже был демонтирован, и перевезен в более безопасное
место, за вторым отправились Дроссель, Модо, Винни и Кольт. Изначально предполагалось
дождаться их возвращения, а потом ехать за третьим блоком. Однако крысы и плутарики
разактивничались так, что план пришлось срочно менять. Командир решил отправиться
сам, всего с двумя помощниками. Остальные остались в гарнизоне. Только двое
мышат наплевали на приказ и тайком отправились следом. Искра прекрасно знала,
что троих мышей недостаточно. Ведь не просто так за другим блоком поехали вчетвером…


Откуда в ущелье взялись крысы, не знал никто. Как будто нарочно ждали. Несколькими
выстрелами мотоциклистов спешили. Флейм так и не смог подняться, Стокер и Дэйв
оказались в западне. Крысы были омерзительно уверены в себе и действовали нагло.
Следующей жертвой стал Дейв, да и Стокер уже еле держался на ногах. Двое байкеров
появились словно из ниоткуда, в бешенном порыве смяли нескольких крысюков, и
закинули гранату в дуло пушке. Один из них резко затормозил, подобрал раненого
мыша, второй держал крыс на расстоянии. Взрыв дал возможность уехать практически
без потерь. Стокер еще успел удивиться, откуда эти мотоциклисты взялись, и знают
ли куда ехать, потом сознание заволокло туманом…


Дверь в зал открыли легко. Энергоблок тихо гудел и светился многочисленными
индикаторами. Мебели в зале не было, поэтому Стокера пришлось аккуратно положить
прямо на пол. Как всегда при виде сложной техники, Огонек пришел в полный восторг
и принялся исследовать приборную панель. Искра слегка вздрогнула при мысли,
что оказывать первую помощь раненому командиру придется ей. «Дура! Нашла время
для соплей! Возьми себя в руки, и просто сделай то, что нужно». Самовнушение
помогло, руки перестали дрожать, дыхание выровнялось. Искра внимательно осмотрела
любимого мыша. Раны на руках и на лице были не опасны, как те, что «заживают
до свадьбы». А вот то, что футболка слева была вся в крови и влажной на ощупь,
мышке очень не понравилось. Мысленно ругнув крыс и себя заодно, она решительно
разорвала ткань, чтобы выяснить серьезность травмы.


- Огонек! Достань аптечку из моего байка и иди сюда, поможешь.


- Сейчас! – мышонок с сожалением оторвался от приборов, метнулся к байку, взял
требуемое, подошел к Искре и чуть не выронил белый чемоданчик из рук, – Ой,
мама!


- Именно, – мрачно буркнула Искра, – Тут, по-хорошему, зашивать надо, а не
бинтовать. Ладно, сделаю что смогу.


- Я в тебя верю, - через силу улыбнулся Огонек, - Чем тебе помочь?


- Осторожно приподними его, только за плечи. И… спасибо за доверие!


Практика в санчасти и в напарницах у Харли не прошли даром. Вата, перекись,
специальные порошки, пластырь, бинты… Всему нашлось свое применение и место.
Приложив руку ко лбу, Искра убедилась, что жара у Стокера пока нет. Как говориться,
и на том спасибо. К концу процедуры он начал понемногу приходить в себя. Взгляд
был мутным от боли, но голова уже явно работала в привычном режиме. Он узнал
мышат, невесело усмехнулся, сцепив зубы сел.


- Мог бы догадаться сразу, – слова давались мышу с трудом, - Кто еще мог поехать
за нами, хотя я приказал оставаться в гарнизоне?


- Три твоих любимчика могли бы запросто, но они заняты, - фыркнула Искра, поднимаясь
с колен, - Пойду, схожу на разведку.


- Если что, я прикрою, - Огонек вытащил из кобуры лазер.


- Угораздило меня связаться с двумя детьми…


- Мы уже не дети, Стокер! – голос Искры прозвучал неожиданно резко. Огонек
вздрогнул, а потом согласно кивнул, - Ты просто не заметил, как мы выросли,
хотя это и происходило на твоих глазах…


*****


Стокер медленно поднялся с пола. Пошатнулся, облокотился о панель Энергоблока.
Единственно возможное решение было очевидно, но оно его совсем не радовало.
Однако выбирать не приходилось. По взгляду Искры было ясно, что она думает о
том же, о чем и он. Огонек потихоньку разбирал схемы, с головой уйдя в это занятие.


- Уже темнеет, - Огонек обернулся на голос Искры, - Если ехать, то сейчас.


- Хорошо, - Стокер кивнул, это действительно был их единственный шанс.


- А почему именно ты? – обиженно протянул серый мышонок.


- Сам посуди, - мышка ласково потрепала своего друга по голове, - Здесь ты
нужнее. Ты разбираешься в компьютерах, поможешь Стокеру демонтировать Энергоблок.
А я только и умею, что гонять как ненормальная.


- Ладно уж, езжай.


- Действуй, Искра, - Стокер подошел к мышке, пожал руку, как равной. – Я не
призываю тебя ни к осторожности, ни к осмотрительности. Знаю, что это бесполезно.
Просто постарайся доехать хотя бы в одну сторону. Удачи.


- Слушаюсь, мой командир!


Искра проверила уровень топлива, надела шлем и вывела свой байк в коридор.
Несколькими секундами спустя, послышался затихающий шум двигателя. Двое оставшихся
мышей переглянулись. Потом так же молча приступили к работе нал Энергоблоком.
Разговаривать не хотелось. Оба понимали, что шансов у рыжей мышки практически
нет. А разбор сложной системы требовал сосредоточенности, и не давал зацикливаться
на мрачных мыслях. Мотоцикл Огонька стоял у самого входа, лазеры лежали наготове.
Беспечности они себе позволить не могли.


Черно-красный байк стрелой мчался по плато. О том, чтобы ехать через мост,
можно было даже и не думать, там крысы и рыбомордые. Единственный шанс – перепрыгнуть
ущелье. Плохо то, что местность малознакомая, а времени на исследование нет.
Искра изначально взяла чуть левее чем нужно, там есть небольшой выступ, закрывающий
обзор с моста. Если не подстрелят в воздухе, то на земле она отобьется, не в
первой. Да и мотоцикл у нее пошустрее транспорта песчаных налетчиков. Край обрыва
стремительно приближался, и мышке на секунду стало страшно. Она с детства боялась
высоты, но старалась этого не показывать. А из Борцов за Свободу вообще никто
кроме Кольта об этом не знал. Но у нее нет права на малодушный страх, она не
может подвести тех, кто доверил ей свою жизнь. Перед ее мысленным взором возник
Стокер… его глаза, полные боли… кровь, проступающая сквозь бинты… его улыбка,
от которой щемило сердце… «Просто постарайся доехать хотя бы в одну сторону»
Рука в перчатке легко коснулась приборной панели…


Байк летел над пропастью словно птица. Блеснула в неверном звездном свете фара,
и в следующее мгновение переднее колесо со стуком ударилось о камень на противоположной
стороне ущелья. Мотоцикл занесло, Искра проехалась правым боком по земле, пришлось
притормозить. После такого прыжка врезаться на ровном месте в скалу, было бы
как-то не спортивно. Она поднялась, выровняла машину, забралась обратно в седло.
Руки противно дрожали, ноги были ватными. Ничего, это пройдет. Мышка прибавила
газу, и понеслась дальше по плато. Теперь нужно было опасаться только плутаркийских
патрулей и крысиных засад. Но к ним она уже давно привыкла. Главное – не навести
их на штаб, Стокер ей этого не простит….


Энергоблок был полностью демонтирован и готов к погрузке. Стокер сидел, прислонившись
спиной к стене и закрыв глаза. Даже с помощью Огонька эта работа дорого ему
обошлась. Пришлось наложить еще одну повязку, поверх уже имеющейся, голова кружилась
от большой потери крови, пару раз он почти терял сознание. Огонек просто весь
извелся, беспокойства командира и за Искру. Больше всего расстраивало то, что
он ни чем не мог им помочь. Если до рассвета «кавалерия» не прибудет, то дело
плохо. Внезапно мышонок насторожился. Ему послышался звук мотоциклетных моторов.
Он становился все ближе и явственнее. Наездников точно несколько, но кто они?
Внезапно в зал на полном ходу влетели три байка, красный, лиловый и черный.
Они резко затормозили, всадники соскочили с седел, сняли шлемы.


- Дядя Модо! – обрадовался Огонек. От его вопля Стокер вздрогнул, открыл глаза.


- Великий Марс! Что с тобой, командир? – Дроссель первым подошел к Стокеру,
помог подняться


- Ничего, все в порядке, - мыш через силу усмехнулся, глядя на встревоженные
морды троих друзей. Троих? А где же Искра? Раз они здесь, то значит ей удалось
добраться до своих. Почему же она не вернулась? Сердце невольно сжалось.


- А где Искра? – Огонек не выдержал первым.


- Как где? – братья недоуменно переглянулись, потом Модо пояснил - Они с Кольтом
вход охраняют. Мы же не смогли проехать совсем. незамеченными, так что скоро
эти гады будут здесь. Надо грузить Энергоблок и сматываться.


- Ох, не люблю я этого слова, - насупился Винни.


Искра стояла, прислонившись к скале, держа лазер наготове. Шаги за спиной заставили
обернутся.

Это оказался Стокер. Он подошел почти вплотную, осторожно провел рукой по ее
взлохмаченным волосам… Неожиданно обнял, крепко прижав к себе…


- Я так волновался за тебя…


****


Ржавая пыль застилает глаза, скрипит на зубах, свербит в носу… Горячий без-ветренный
воздух медленно колышется, размывая окружающий ландшафт. Крате-ры. Сеть низких
хребтов. И тишина.

«Мне надо попасть в бункер, пока солнце окончательно не взошло и не опалило
мне загривок», - подумал он, и, присев на колено, расчистил ладонью краешек
люка в земле.


Он встал, подобрав цепи, тянувшиеся с двух противоположных концов огром-ной
двери, закинул их на плечо и дернул. Дверь легко и послушно отодвинулась, пахнуло
влагой. Вот я и дома.


Плюхнувшись на стальной стул, он сбросил сапоги. Ноги не слушались, мышцы сводило
судорогами: сутки на байке без сна, еды и питья, с распаханным брюхом, его не
просто измотали, они его чуть не убили.


В середине пути, отбившись от засады в долине Арсии, потеряв управление, упав
и вновь поднявшись, он каждой клеткой своего многострадального организма почувствовал
безжалостность палящего солнца и безвременье, если хронометр за-был в бункере!


О чем ты думал?! О чем? О стройной фигурке очаровательной Харли или об озорных
глазках юной Искры? А как же свобода, за которую ты борешься? Она не исчисляется
ни жертвами, ни прихотями, ни праздностью желаний и помыслов вои-на, уставшего
от работы. Любая идея себя, в конце концов, сама же переваривает и спускается
в коллектор вместе с отходами жизнедеятельности. На самом деле ты не о чем не
думал. Ни тогда, при эвакуации энергоблоков, ни теперь, по дороге домой. Если
это можно назвать домом.


Рана, залатанная Искрой, саднит и щиплет. Каждое движение отдаётся молни-ей
острой боли по всему телу.

Ты понимаешь свободу и борьбу за нее, но не понимаешь причастность детей к этой
идее. Ведь в играх взрослых, тем более, если эти взрослые – власть, детям не
место. Хрен с ними, с бункерами и убогими идолами, занимающими углы этих бунке-ров
– как скелеты в шкафах мирных граждан. У каждого – персональный и в то же время
– общественный: идея Свободы. Отчаяние – это не то, что принято называть «опустить
лапки», это усталость от происходящего вокруг и сомнение в правильно-сти действий
сопротивления.


В голове помутилось. Он вырубился.


- Проснись…, - он резко поднялся, поняв, однако, что вырубился сидя на стуле,
а очнулся – на койке.

Перед ним, на его стуле, сидела Тэя – крыса, с муаровой шерстью и игривым хохолком-челкой.
Она была не просто крыса. Она – главная по химической части. Ходили слухи о
том, что накачать какой-нибудь отравой любого мыша, даже самого здорового, для
нее - пара пустяков, а в итоге - ты расколешься и сдашь все пароли и энергоблоки
по винтику.


- Чего тебе тут надо, дрянь? – оскалившись от боли, рявкнул на нее Стокер.


- Тебя мне надо, - спокойно ответила Тэя.


- Пошла вон из моего дома! Я тебя не звал.


- Гостеприимно как. Ну ладно. Дело не требует промедлений. Твои девочки у нас.
Мы ставим тебе, Стокер, ультиматум. Либо ты рассказываешь, где два остав-шихся
энергоблока, либо ты продолжаешь их беречь, но теряешь своих милых мы-шек. Даем
тебе сроку – сутки. Ты отличный стратег и воин, так что советую пораски-нуть
остатками здравомыслия, и получить девушек невредимыми взамен на энерго-блоки.
В противном случае, мы будем вынуждены ликвидировать их по частям. И использовать
как вторсырье. Усёк?


- Ах ты тварь! – крикнул Стокер. – Куда вы их запрятали!!!?


- Мы знаем, куда. А тебе этого знать не обязательно. Полагаю, моей личной га-рантии
их безопасности на время принятия тобой решения, должно быть достаточ-но, -
она протянула ему стакан с водой, кинув туда какую-то шипучую таблетку, и ласково
проговорила, - Выпей, мой мальчик, это поможет тебе успокоиться!


- Я успокоюсь и без твоих химикатов! – огрызнулся Стокер и попытался ударить
крысу по руке, чтобы выбить стакан, но с изумлением и яростью обнаружил, что
при-кручен к койке по рукам и ногам.


- Не суетись. И рекомендую выпить это добровольно. Для твоего же блага. Ин-формацию
я тебе передала, а что дальше делать – уже твоя забота, - прогнусавила она,
освобождая Стокера из оков и протягивая стакан с жидкостью.


Он подчинился и выпил. Тело обмякло, перед глазами поплыли яркие цветные картинки.
Тэи рядом уже не было: она, казалось, растворилась.


Он спал глубоким и тягостным сном, и мысль не покидала его воспаленный рассудок
– где его верные и любимые соратницы и как их вызволить. Срочно найти друзей
и рассказать им, а потом попытаться вычислить их местонахождение и при-думать
план побега? Или сдать энергоблоки с потрохами?


****


Он резко открыл глаза и подскочил на койке. Бред. Я не смогу рассказать все
ребятам, потому что не хочу рисковать жизнями девочек. И черт с ней с борьбой
и свободой! Все к дьяволу. Всех к дьяволу. Жертвы уже не оправданы. Может, спасти
моих милых мышек и всем подразделени-ем махнуть на Землю? Или на Луну. Куда-нибудь.
Продать эту ржавую землю крысам и всё... Отдать наши бункера. И сдать, наконец,
энергоблоки!!! Будь они прокляты… В сущности ведь это груда металла… И из-за
нее должны страдать мои друзья? Уже не бойцы, нет, а друзья.


С полной головой мыслей и щемящей душой, Стокер, разбитый после ранения и тяжелого
сна, поднялся и начал собираться в путь.


Если парни не знают о нашей общей беде, то я не стану их предупреждать. Я поеду
в штаб противника. И сдам энергоблоки. И будь что будет. Мне терять нечего.
Честь и достоинство подавлены. И о какой чести может идти речь?


- Эй, командир, ты дома? – за дверью раздался голос Дросселя.


- Да, заходи, только я собираюсь уехать… - невнятно проговорил Стокер.


- Куда это? С ранением? – спускаясь, сказал Дроссель, подошел к Стокеру и хлопнул
по плечу.


- Мне… мне надо… Это долгая история… У меня тут гости были с утра. Мне надо,
- еле слышно бормотал Стокер, одеваясь.


- Куда? – настаивал Дроссель.


- Отвали, это мои личные дела! – резко ответил Стокер. – Могут быть у меня
личные дела?


- Остынь. Могут, - спокойно ответил Дроссель, но прищурился. – Ты сегодня явно
не в себе. Понимаю, ранение, и все произошедшее накануне тебя немного подкосило.
Да, мы ездили к тайнику с энергоблоками – все тихо.


- Ну и отлично. Да, у меня ранение и всякая муть в башке. Прости, мне надо
ехать, - успокоившись, сказал Стокер.


- Куда, Стокер?


- В ставку. К крысам.


- Зачем? – удивился Дроссель.


- Надо. По делу, - ответил Стокер и направился к выходу из бункера, задев плечом
Дроселя.


- Офонарел? – вдруг повернулся Дроссель и схватил командира за загривок, -
Мы сделали пока все, что было в наших силах, сейчас затишье, все спокой-но,
куда тебя попёрло?


- Ты не понимаешь!!! – рывком Стокер освободился из рук Дросселя, и пихнул
его в грудь.


- Полегче на поворотах! Чего не понимаю я, что понимаешь ты??? – начал за-кипать
Дроссель, - Лично я понимаю только одно: ты рехнулся. Они тебя там в капусту
порубят и скормят мутантам. И останется от тебя только «вечная слава»! Что произошло?
Кто к тебе приходил? Учти, сейчас ребята подъе-дут, мы все тебя навестить решили,
как освободились, и никто тебя не от-пустит никуда.


- У меня срок!!! Мне надо и вы меня пустите! – бормотал Стокер, глядя на друга
остекленевшими глазами.


- Рассказывай, - пихнув Стокера вглубь бункера, сказал Дроссель, потом под-нялся,
чтобы открыть дверь для остальных, услышав звуки моторов сверху.


Стокер стоял неподвижно, прокручивая в головеварианты ответов, но не нахо-дил
нужного и правдоподобного, чтобы только не проговориться о визите Тэи и ее условиях.


«Рассказывай» - отдалось эхом в голове.



… Аеще на Земле растут каштаны. Их можно поджаривать лазерным лучом, они легко
очищаются от обгоревшей шкурки. И запивать молоком.


Картинки сменялись калейдоскопом, в памяти всплывали какие-то незнакомые вкусы
и запахи, слова, термины и складывались в нелепые цепочки. Стокер стоял посреди
красного плато, держа мотоцикл за руль, впереди – вход в об-щий тайник, где
спрятаны энергоблоки, а сзади – огромная зияющая пустота. Она медленно росла,
в нее бесшумно падали камни и ссыпался грунт, она затя-гивала желтоватое небо,
пожирала редкие узкие дорожки облаков. Стокер по-вернулся и плюнул в нее.


- Стокер? – голос с той стороны, еще не затянутой бездной…


- Да, Тэя, я выполню твое условие. Мне нужны девчонки, а тебе - энергобло-ки.
Ты можешь их забрать, - отчеканил Стокер, повернувшись к ней лицом.


- С тобой приятно работать! – подмигнула Тэя.


- Кстати, что это такое? Кажется, тут раньше не было этой дыры, - Стокер указал
рукой на пустоту позади него, клубящуюся, как дым пожара, чернею-щую с каждым
своим вздохом, бесшумную.


- Что-то вроде портала, только он возникает сам собой, его никто не контролирует,
- пояснила Тэя.


- Впервые вижу, - сказал Стокер, без тени удивления, - Как там мои мышки?


- Вышлем немедленно целых и невредимых. Я держу свои обещания. Да, там, на
горизонте, посмотри! Это башни Нью-Йорка.


- Отпад, - пробубнил Стокер.


Он очнулся, стоя посреди бункера, от звонкой пощечины....


****************************


Стокер очнулся, щека уныло покалывала. Он устало взглянул на Винсента, ко-торый
пытался привести его в чувства, кинул немой укор остальным и молча начал собираться
в задуманный путь вновь.


В бункере воцарилась тишина. Она повисла над ними горячим летним возду-хом,
наполненным пылью и выхлопами моторов. Тишиной стало трудно дышать, она обволакивала
мысли и чувства. Как полноправный хозяин своего жилища, Стокер решил нарушить
неловкую паузу и проговорил негромко, но четко:


-В общем, мне нужно поехать к крысам. Просто нужно, поймите.


-Стокер, мы понимаем, - обобщил Дроссель, - но если случилось что-то серь-езное,
в чем я не сомневаюсь, то мы должны знать что именно, иначе мы не сможем тебе
ничем помочь, окажись ты в беде.


-Парни. Наших девушек похитили крысы. И теперь они ждут, когда я сдам им оставшиеся
энергоблоки. Срок мне назначили – сутки, - командир опустил ру-ки, но в ту же
минуту резко сжал кулаки и выпалил: Можете – помогайте мне в беде!


-Стокер?


Он увидел перед собой кирпичную стену, которая выросла прямо перед его но-сом.
Эту дорогу он знал, как свои пять пальцев, и мог в любое время суток проехать
или пройти по ней с закрытыми глазами! И вот теперь – не сможет. Стену можно
бы-ло обойти, но, куда бы он ни пошел, она поворачивала за ним, шла рядом с
ним, петляя и окружая. Она росла ниоткуда, появлялась, как результат каждого
его шага. Он понял это после множества попыток уйти в сторону или повернуться
вспять. Ока-залось, что он сам создавал себе лабиринт. Вокруг себя. Везде. И
не вскрикнуть – вот беда.


Он ударил кулаками в одну из стенок, и она шумно осыпалась рыжим песком. Он
ударил вторую – она так же разбежалась ржавыми песчинками вокруг него, подняв
мелкие частички высоко в воздух. Он бил по стенкам, и они осыпались, но стоило
ему сделать шаг, как выстраивалась новая, и следующая за ней. И вот уже некуда
повернуться, он окружен со всех сторон рыжей стеной и осыпан пылью с ее кирпи-чей.
А солнце плыло к зениту, и поднимался вихрь. Он зажмурился. Следом налетел ветер
и поднял стены из песка к желтому небу, укутывая белый солнечный силуэт дымкой.


Все стихло. Он ощутил чье-то присутствие рядом с собой и открыл глаза. Перед
ним появилась Тэя, сопровождаемая Искрой и Харли.


Он огляделся. За стеклянной витриной ходили люди, показывали в его сторону
пальцами и о чем-то переговаривались. Ни ненависти, ни злобы, а лишь искреннее
любопытство читалось на их глупых лицах, похожих друг на друга, как у ближайших
родственников.


- Где я? – удивленно спросил Стокер у Тэи, не замечая своих милых мышек, из-за
которых он пошел на погибель.


- В Отделе А. Это не Земля. Люди – клоны для опытов и исследований, тебя они
видят впервые, ты им интересен, они это обсуждают и вечером на общем собрании
расскажут друг другу о том, какое впечатление они получили, на-блюдая за мышью-мутантом,
- спокойно и последовательно ответила Тэя. Она держала в руке стакан с синей
гелеобразной жидкостью и отпивала из него маленькими глотками, смакуя каждый
во рту.


- Нет, подожди, дорогуша! – собравшись наконец, прищурился Стокер, - Я у се-бя
в бункере. Как я могу быть одновременно в вашем Отделе А, на другом конце Марса,
черт побери?


- Противника нельзя недооценивать, мой мальчик. Секретов мастерства я вы-давать,
понятно, не буду. Но Отдел А, спецподразделение секретных разработок, – это
не так далеко, как тебе кажется, это совсем рядом с твоим бунке-ром, только
руку протяни!


- Ладно, хватит. Если я здесь, под жестким контролем, значит, вы уже давно
вывезли энергоблоки, а девчонок скормили каким-нибудь уродам… Что от меня еще
то надо? Вы меня задолбали! – рявкнул Стокер.


- Спокойно, командир. Ты прав, некоторую информацию по интересующему нас объекту
я получила, благодарю! – она сделала тостующий жест и отхлебнула синей жидкости.
– Девочек я отпустила по домам.


- Тогда что они делают здесь?


- Это клоны. Для опытов и исследований, - повис голос Тэи над его головой.


Харли и Искра стояли, взявшись за руки. У них не было ртов. Глаза были за-клеены
изоляционной лентой. Стокера передернуло, холод побежал по спине от загривка
до хвоста и обратно, волнами. Образы рассеивались, расплывались пе-ред глазами,
удалялись, а пространство заволакивала ржавая песчаная пыль. Она полезла в глаза,
в нос, стало трудно дышать. Он сорвал с себя тяжелый пояс с оружием и кинул
его на землю. Он рухнул на колени и уперся ими в края двери своего бункера,
но сил, чтобы подняться и отодвинуть крышку не осталось. Он упал навзничь. Отстраненно,
очень издалека, доносился до его слуха только вой ветра и шуршание песчинок,
вовлекаемых в бешеный танец вихря.


- Стокер? – прорвался зов откуда-то из глубины песчаного вихря.


- Кто? Что? – еле шевелясь, не открывая глаз, промычал Стокер. Он лежал на
своей койке, в бункере. Возле него, на стуле у изголовья, сидела Харли и вытирала
его лицо влажной губкой, а юная Искра держала в руках миску с водой.


- Отравили нашего командира, - серьезно сказала Харли, обратившись к друзьям.
– Тэя ему что-то подмешала в воду, он выпил, и попал под ее контроль. Каждая
его мысль, каждый посыл, куски подсознания – все попало к ней в распоряжение.
Она к нему подключалась фактически напрямую. И, естественно, никто нас с Искрой
не похищал – это приманка была, чтобы ослабить его психику и надломить волю.
К сожалению, часть информации об энергоблоках она все-таки получила, а вот Стокер
ее утратил без восстановления. Короче, один блок они, скорее всего, уже вывезли,
пока мы приводим в чувство наше-го полевого командира. Но! Стокер все-таки умница!
Он собрал остатки силы и сумел противостоять этой гадине! – уже радостно и гордо
произнесла она.


- Я сразу заподозрил неладное, как только услышал про неизвестные дела и ставку
крыс. Ну, а упоминание госпожи Тэи меня убедило в том, что Стокер попал в ловушку,
- сложив руки на груди, резюмировал Дроссель.

Винсент ничего не сказал, он лишь хмыкнул и покачал головой.


Стокер открыл глаза с потрескавшимися нитями капилляров поперек белков, медленно
обвел взглядом собравшихся и глубоко вздохнул.


Последним свое отношение к произошедшему выразил Модо, до этого момента молчавший
и изредка морщивший лоб:


- Отсохни твой карбюратор, командир!


Конец



Добавить страницу в закладки:
Просмотров: 1390 | Дата: 13.10.2008 | Рейтинг: 0.0/0
Все фики | Добавил: Гайка | Автор: Гайка и Энджи | Возрастной рейтинг: G (общий)
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вверх